Одним из первых программу реструктуризации для заемщиков, потерявших работу либо часть доходов, предложил Сбербанк — она подразумевала как конвертацию валютных кредитов в рублевые, так и рассрочку и отсрочку платежей по кредитам. Реструктурировать можно было как потребительские кредиты, так и ипотеку. Следом за Сбербанком в течение года аналогичные программы запустил еще ряд крупных розничных банков. «В начале прошлого года мы оценивали, что лучше: реструктурировать проблемный кредит или добиваться ареста залога и взыскания через суд,- объясняет интерес банков вице-президент Банка Москвы Андрей Лапко.- Но учитывая, как снижались цены на недвижимость и как мы могли бы ее реализовать, мы предпочли реструктурировать эти кредиты». «Наличие программы реструктуризации в кризис всегда повышает лояльность клиентов»,- добавляет руководитель направления залогового кредитования блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Олег Пятлин. Однако лишь части из опрошенных «Ъ» банков удалось эффективно реализовать программы реструктуризации. Так, ВТБ 24 за полгода действия программы реструктурировал около 30 тыс. кредитов (2% от портфеля розничных кредитов), при этом большая часть — 24 тыс.- потребительские. В Промсвязьбанке реструктуризацией воспользовалось «5-6 тысяч заемщиков», это около 5% от розничного портфеля, говорит директор департамента розничных продаж Промсвязьбанка Егор Шкерин. В Банке Москвы заявили, что за год реструктурировано «несколько десятков тысяч кредитов», отказавшись назвать более точные параметры. В Альфа-банке заявили лишь ,что объем реструктурированных ссуд составил около 10% от тех, кто обратился в банк с соответствующей просьбой. «Желающих было больше, но не все прошли по критериям,- говорит господин Пятлин.- Если выяснялось, что у клиента есть дополнительная недвижимость, автомобили, но он не хочет их продавать, а хочет просто воспользоваться послаблениями от банка, мы отказывали».

В Сбербанке, чей розничный портфель в 3,5 раза больше, чем у ВТБ 24, за год действия программы ею воспользовались всего 4,5 тыс. клиентов. «Когда Сбербанк запустил программу реструктуризации, мы еще не могли предложить столь привлекательные ставки, как осенью 2009 года»,- объясняет директор управления розничного кредитования Сбербанка Наталья Карасева. Кроме того, сотрудники, занимающиеся работой с просроченными кредитами, «были замотивированы не на предложение реструктуризации, а на возврат долга». Другая проблема Сбербанка — низкая финансовая культура населения: «Испытав проблемы с погашением кредита, заемщики начинают скрываться, до них даже нельзя дозвониться, чтобы сообщить о возможности реструктуризации»,- говорит госпожа Карасева.

Банки, которым удалось провести массовую реструктуризацию, довольны результатами. «Благодаря этому мы смогли приостановить рост резервов во втором квартале»,- уверяет господин Шкерин. Из портфеля проблемных кредитов Промсвязьбанк реструктурировал 10-30%, в зависимости от вида кредитов. «При этом мы ожидали, что на повторную просрочку по реструктурированным кредитам выйдет до 50% заемщиков, а оказалось гораздо меньше: всего 10% не смогло вписаться в новый график платежей»,- доволен господин Шкерин. Такая же ситуация в Райффайзенбанке. «Только около 10% клиентов не смогли выполнять обязательства по новому графику, что дает нам основания считать процесс реструктуризации успешным»,-говорит член правления Райффайзенбанка Андрей Степаненко. В Банке Москвы этот показатель еще меньше — 2%. В Абсолют-банке дефолтными оказалось «менее 30 из нескольких сотен реструктурированных кредитов», говорит заместитель директора департамента розничного кредитования Абсолют-банка Наталия Хахалина. В Альфа-банке «ни один из реструктурированных ипотечных кредитов на просрочку не вышел», указывает Олег Пятлин, по другим продуктам этот показатель незначительный.

Источник

Метки: , , , ,