В ответ на слова губернатора Петербурга Валентины Матвиенко, заявившей  на открытии очередной очереди главного канализационного коллектора, что уже в 2012 году вода в Неве и Финском заливе будет настолько чистой, что там можно будет купаться, Гринпис пригласил Валентину Матвиенко устроить заплыв в Неве в конце купального сезона 2012 года и даже выразил готовность обеспечить губернатора всеми необходимыми пляжными принадлежностями для комфортного отдыха.

«Губернатор не владеет информацией о происходящем в городе, либо намеренно вводит горожан в заблуждение. На церемонии прозвучали и другие пустые обещания и несоответствующие реальности данные о ситуации с загрязнением воды в Петербурге. В связи с этим мы считаем необходимым развеять несколько мифов, регулярно навязываемых петербуржцам властями и городским водоканалом», — отмечается в сообщении «Гринпис».

Миф №1. На городских очистных сооружениях сточные воды успешно избавляются от грязи

Главный канализационный коллектор представляет из себя большую трубу, в которую попадает как бытовая канализация, так и сточные воды предприятий, содержащие сотни видов различных токсичных веществ. Но станции аэрации, куда поступают городские стоки предназначены для очистки именно бытовой канализации и удалении биогенных элементов — азота и фосфора. А сточные воды сотен городских предприятий эти станций качественно очистить не могут. И дело не в том, что станции несовершенны, а в том, что технически организовать очистку огромного объема воды, если в ней присутствуют такое количество различных опасных соединений, под силу лишь магическим фильтрам Петрика. Поэтому во всех городах, где успешно решается проблема сточных вод, предприятия сами обеспечивают чистоту своих вод — переходя на безопасные технологии производства, используя более экологичные материалы, внедряя замкнутый водооборот или современные локальные очистные сооружения. Все это называется чистым производством и успешно развивается в Европе. Нашим же предприятиям это не нужно, т.к. отходы можно безнаказанно сбрасывать напрямую в реки или за небольшие деньги в системы «Водоканала».

Руководству «Водоканала» отлично известно, что станции аэрации не предназначены для очистки промышленных стоков, однако на помпезных мероприятиях об этом говорить не принято. «Предприятия сейчас сбрасывают свои сточные воды к нам в канализацию, они в конце выходят из коллектора Водоканала. Городские очистные сооружения не предназначены для очистки промышленных вод», — признался директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Феликс Кармазинов.

Фактически, канализационный коллектор лишь перенесет загрязнение из Невы на несколько километров ниже — в Финский залив. Конечно, некоторая часть промышленных загрязнений будет изъята на станциях аэрации, но остальное пойдет в Финский залив. Это уже происходит — в воде рядом с городскими очистными сооружениями эксперты Гринпис обнаруживали фталаты, фенолы, хлороформ и дихлорэтан. И именно поэтому и Смольный, и «Водоканал» так боятся пустить на очистные сооружения независимых экологов.

Поэтому заявление губернатора о том, что можно будет купаться на побережье Финского залива — а именно там находится большинство петербургских пляжей — не соответствует действительности. Финский залив станет безопасным лишь когда в Петербурге и области будет внедрено чистое производство, однако в этом направлении власти бездействуют.

Миф №2. Если «Водоканал» прекратит сбрасывать стоки в Неву, в ней можно будет купаться

Это не так по нескольким причинам. Во-первых, на долю петербургского «Водоканала» приходятся не все стоки. Около 20% сточных вод сбрасывается предприятиями напрямую в реки, и эти стоки государство практически не контролирует, свидетельством чему являются постоянно возникающие отравления рек с массовой гибелью рыбы. В последние годы это происходило на Охте, Ижоре, Славянке и Войтоловке. И до тех пор, пока государство не наладит эффективный экологический контроль, предприятия будут продолжать сбрасывать отраву, которая затем попадет и в Неву, и в Финский залив.

Во-вторых, в городе существуют нелегальные стоки, которые вообще ни в какой статистике не учитываются. Один из таких стоков, ставший причиной локальной экологической катастрофы прошлым летом — сток на Славянке. Причем и спустя полгода после этого, несмотря на решение суда, через этот сток продолжают сбрасывать отходы.

В-третьих, кроме Петербурга, Неву отравляют десятки промышленных и сельскохозяйственных предприятий Ленинградской области, которые точно также могут бесконтрольно сбрасывать токсичные вещества в воду.

В-четвертых, даже если завтра прекратить абсолютно все сбросы, Нева, а, тем более, Финский залив, не станут сразу чистыми. Загрязняющие вещества, десятилетиями сбрасываемые в воду, оседают в иле, толщина которого в Финском заливе достигает метра. В невском иле Гринпис обнаруживал такие опасные вещества, как полихлорбифенилы, полибромированные дифенилэфиры, полиароматические углеводороды, медь, свинец и цинк. Этот крайне токсичный осадок будет продолжать загрязнять воду многие годы. К примеру, Рейну для самоочистки понадобилось около 20 лет с момента прекращения основных промышленных сбросов.

Миф №3. В Петербурге на очистку направляется 93% всех сточных вод

Властями и «Водоканалом» регулярно озвучивается процент сточных вод Петербурга, отправляемых на очистку, который существенно выше официальных данных Агентства водных ресурсов России — федерального органа, контролирующего использование водных объектов. Эти данные публикуются ежегодно, поэтому мы не можем сказать, на сколько процентов «Водоканал» ошибся в этот раз, зато можно сверить данные за 2009 год. В конце 2008 года «Водоканал» заявил, что уровень очистки сточных вод Петербурга вышел на уровень 88%. Официальные данные за 2009 г. всего в городе сброшено сточных вод — 1 232 млн мі, из них без какой-либо очистки — 382 млн мі (Охрана окружающей среды, природопользование и обеспечение экологической безопасности в 2009 г. Под ред. Д. А. Голубева, Н. Д. Сорокина. СПб, 2009) То есть, очистку не прошел 31% всех сточных вод города, а не 12%, как озвучивал «Водоканал». При этом надо понимать, что данные Агентства водных ресурсов формируются из отчетов предприятий, а не из реальной ситуации. Очевидно, что при отсутствии контроля фактический сброс неочищенных сточных вод значительно выше, и никто не сможет его адекватно оценить.

Та цифра, которая озвучивается «Водоканалом» и властями, судя по всему, относится только к тем сточным водам, которые идут в системы «Водоканала». Зачем тогда говорить о ВСЕХ стоках города и вводить петербуржцев в заблуждение — неясно.

По расчетам Гринпис, реальное количество сточных вод, отправляемых на очистные сооружения, не превышает 75%. При этом, направление вод на очистные сооружения не означает, что они будут очищены (миф № 1).

Миф №4. Петербург — первый мегаполис в мире, решивший проблему утилизации осадка сточных вод

Осадок сточных вод — это отходы городских очистных сооружений, которые содержат те опасные вещества, которые удалось изъять из сточных вод. Чем выше качество очистки, тем больше яда уходит в осадок. И во всем мире существует проблема утилизации этого осадка. В странах, чье правительство заботится о природе и о здоровье людей, эту проблему решают внедрением экологически безопасных технологий производства, которые позволяют значительно снизить токсичность стоков. В результате, осадок сточных вод, содержащий множество органических веществ, не загрязняется токсичными веществами и может использоваться для производства компоста для сельского хозяйства или биогаза, источника так называемой «зеленой» энергии, которая не приводит к выбросам парниковых газов.

Петербургские власти решили проблему по-своему: весь осадок в городе сжигается, выбрасывая в атмосферу множество загрязняющих веществ и образуя токсичную золу. В том числе, в городской воздух выбрасываются супер-яды диоксины, являющиеся сильнейшими канцерогенами.

И чем больше токсичных промышленных стоков пойдет на городские очистные сооружения, тем больше диоксинов и других ядов окажется в городском воздухе.

Можно ли это назвать решением проблемы?

Миф № 5. Петербург скоро станет самым чистым мегаполисом Европы

«Петербург можно будет официально признать самым экологически чистым мегаполисом Европы уже в середине этого года»; «Мы встанем в один ряд с Хельсинки и Стокгольмом», — заявил директор петербургского «Водоканала» Феликс Кармазинов. Подобные заявления регулярно делает и губернатор города.

Из написанного выше уже ясно, насколько Петербургу далеко до европейских столиц в плане решения проблемы сточных вод, а ситуация с другими экологическими проблемами ни чем не лучше. К сожалению, нашим чиновникам до сих пор невдомек, что подобные проблемы решаются не осваиванием миллионов бюджетных рублей и евро и не громкими заявлениями, а продуманным подходом с использованием современных безопасных технологий и умением адекватно реагировать на критику. То, что делается сейчас, не решает проблемы, а передает их в наследство нашим детям.

Безусловно, Петербург, как и другие российские города, имеет все возможности стать чистым, как Стокгольм или Хельсинки. Но для этого и экологический контроль, и отношение чиновников к правам граждан, и уровень коррупции должны быть такими же, как в Швеции и Финляндии.

Источник

Метки: , , , , , , , , ,